Габриэль Ревлок: «Надеюсь, зрители найдут множество способов понять мой танец»

Фестиваль современного танца «Малоформатный» существует в Екатеринбурге уже 9 лет. За эти годы фестиваль, который  изначально создавался по личной инициативе танцовщицы и хореографа Екатерины Жариновой, стал заметным событием в России. В нём принимали участие танцовщики из Кирова, Челябинска, Москвы, Екатеринбурга. Свои постановки показали гости из Швеции, Бельгии, Германии. Фестиваль приобрел статус международного.

В преддверии фестиваля этого года, который пройдет в Екатеринбурге с 26 по 28 августа мы побеседовали с одной из гостей. На наши вопросы ответила Габриэль Ревлок, хореограф из Нью-Йорка. Габриэль в июне этого года с успехом представила свое соло на American Dance Festival, которое покажет теперь и в Екатеринбурге.

Фото: Bonnie Friel

— Габриэль, что вы покажете зрителям на фестивале? И если можно расскажите, как вы готовитесь к своим выступлениям?

— У меня будет два выступления. Первое – это соло с обручем, “Ореол”, работа 2012 года. В основе этого соло лежит дуэт 2009 года. Моим партнёром был мужчина скрипач. Мне очень нравилось это сочетание прямых параллельных линий скрипки и линий округлых, образующихся в процессе танца с обручем. Позже та живая музыка уже в записи стала музыкальным сопровождением моей сольной работы. С обручем я экспериментировала еще в 2003-2006 годах, но тогда не совсем понимала, как сделать из этого перформанс или спектакль. Если поискать в интернете «танец с обручем», то чаще всего это будет что-то развлекательное: видео с улыбающимися танцовщиками в блестящих нарядах или что-то напоминающее цирковое выступление. Это всё очень отличается от того, что сделала я в своём танце. В какой-то степени, когда люди смотрят мое выступление, срабатывает привычный стереотип и люди говорят, что это же не танец, а цирк. Я всё-таки считаю, что это танец, ведь я сфокусирована на работе с телом. Сами зрители говорят, что вначале видят только обруч и начинают следить за ним, но в какой-то момент обруч пропадает, и они видят только движения тела.

— То есть обруч выступает своего рода элементом гипноза?

— Да, гипнотический эффект присутствует. Но моей задачей было сосредоточиться на том, что я могу сделать с обручем: я могу пробежать, могу сделать маленькую танцевальную фразу, и тогда начинает закручиваться некая история. Обруч для меня зачастую является барьером, ограничением. В то же время, обруч — мой партнер, с которым мы иногда сталкиваемся и даже дерёмся. Одна из зрительниц мне сказала, что эта работа ей очень напомнила её отношения с сыном. Они с сыном всё время вместе, и иногда их отношения гладкие, а порой становятся жёсткими. Обруч — весьма простой предмет, но он может в себе сочетать много символов. Поэтому я надеюсь, что зрители найдут множество различных способов понять мою работу.

— А что на счёт второй работы, дуэта?

— Это работа, созданная в сотрудничество с Александром Фроловым. Мы не были знакомы до того, как начали работать над совместным дуэтом, «Show No Show». Когда мы впервые встретились и попробовали что-то делать вместе, была некая неловкость, когда не знаешь как партнер «прочитает» твой жест и чем ответит. Мы познакомились на фестивале OMI в Америке. В первую неделю фестиваля каждый из участников проводил свой класс. На одном из таких классов было задание выбрать какое-либо место и пригласить туда другого участника. Как-то так случилось, что именно Саша ко мне присоединился. До этого я видела, как он танцует и меня заинтересовало, что он двигается по-другому, необычно для меня. Я подумала тогда, что было бы любопытно поработать с ним. Но в тот первый момент, когда мы выполняли совместное задание, я подумала, ну нет, я не смогу с ним работать, ничего не получится. Однако, впоследствии на фестивале мы встретились вновь и кто-то из нас предложил еще раз попробовать сделать что-то вместе. В итоге всё свободное время, которое было у нас на фестивале мы проводили в совместных репетициях. Были и другие танцовщики, с которыми я познакомилась на фестивале и сотрудничаю до сих пор. Но наш дуэт с Сашей «Show No Show» стал дня меня самым важным событием фестиваля.

— В какой работе, в сольной или в дуэте, Вам в большей степени удаётся воплотить задуманную идею?

— На самом-то деле для меня соло — это всегда не соло, это непременно как минимум дуэт. Саша даже шутит, что обруч будет скучать по мне, если я его оставлю. Мне всегда нужен какой-то объект или человек. Энергетика или импульс, с которым можно работать. Соло с обручем по продолжительности составляет двенадцать минут, а дуэт — шестьдесят. Существуют ограничения в обеих работах. В соло я не могу полностью контролировать ситуацию, потому что в нем присутствует обруч, а в дуэте не могу из-за непредсказуемого Саши. Ещё для дуэта очень важно пространство, которое является для нас буквально третьим партнёром.

— А публика? Может ли публика повлиять на содержание танца, на идеи, которые рождаются в процессе?

— Несмотря на то, что танец уже «собран», мы можем поэкспериментировать на эту тему. В обеих работах есть моменты, когда мы подходим близко в публике, возможно даже слишком близко, но это особо не меняет ничего, возможно лишь ощущения публики могут слегка меняться. В зависимости от того спит ли ваш сосед в зрительном зале или хохочет, вы по-разному будете воспринимать увиденное. Если вдруг я замечу, что зрителю скучно, он засыпает, то возможно именно его я выберу для более близкого контакта.

— То есть публика может стать еще одним участником Вашего выступления?

— Нет, в основном на моих выступлениях не предполагается участия публики, не нужно вставать с кресел и что-то делать, но я хочу, чтобы они были вовлечены эмоционально в действие и сохраняли внимание. В дуэте «Show No Show» очень важно пространство, чтобы публика не сидела слишком далеко, где-то там в темноте.
Есть у меня одна работа, которую я показывала достаточно давно, и мне очень хочется её показать где-нибудь ещё. Она о соревнованиях и о тех конкурсах, где зрители решают, что хорошо, а что плохо, кто победил, а кто проиграл. Я участвовала в таких конкурсах. Организаторы считают, что получат большую аудиторию, если дадут им право голосовать. В итоге приходится звать всех своих друзей, чтобы они пришли и проголосовали за меня на этом шоу. Такие конкурсы проходят во многих городах Америки: в Нью-Йорке, Филадельфии, Чикаго, Сиэтле и так далее. Я впервые участвовала в таком шоу в Филадельфии, где представила свой дуэт со скрипачом. После каждого конкурсного вечера кто-то из участников должен был уйти. В первый же вечер я не прошла в следующий этап. Выступление победительницы, было, да, весьма неплохим, но дело в том, что она была очень известным человеком и за неё проголосовало большое количество людей. Второй год подряд я решила участвовать в том же конкурсе, единственная из всех кто участвовал в предыдущем шоу. Мне все говорили: «Ты с ума сошла? Зачем ты это делаешь?». И я решила сделать новую работу, темой которой стали конкурсы и соревнования. Начинается эта постановка как дуэт со всеми характерными признаками современного танца. Затем мая подруга Николь, которая сидит в это время в зрительном зале, играя роль женщины на костылях, встает и начинает всех толкать, мешать зрителям, пытаясь пробраться к сцене. Она поднимается на сцену и спрашивает у нас: «Что это тут вообще происходит?». Я отвечаю: «Ну, это экспериментальный пост-модерн-авангардный-танец». Она говорит: «Я понятия не имею что это!». Я говорю: «Хорошо, я покажу Вам что это». И я беру в руки обруч (цитата прошлой работы, которую Габлирэль показывала на этом конкурсе год назад), а вместо скрипача на сцену выходит маленький мальчик со скрипочкой и большой мужчина с трубой и начинают играть детскую песенку «Twinkle Twinkle Little Star». И неожиданно моя подруга произносит: «Зачем ты это делаешь, ведь ты же не выиграла в прошлом году?». Затем мы начинаем подшучивать над публикой и интересоваться, зачем пришел один из зрителей: «Да у него жена здесь выступает». А про другого зрителя говорим: «А он вообще не любит современный танец, ему просто дали бесплатный билет». А потом мы говорим: «Ну, раз уж это конкурс, давайте голосовать. Что вы выбираете: Габи-йога-танец либо Николь пойдет целоваться с кем-нибудь из зрителей. Поднимайте руки». Мы старательно считали, за что голосовала публика. Делали вид, что совещаемся и обсуждаем. А затем мы объявили результаты: «Победила дружба – будет и йога и поцелуи». В общей сложности за время выступления на сцену вышло около двадцати пяти подставных людей: маленькие дети, мастера восточных боевых искусств, бодибилдеры, кто-то отбивал чечетку, люди самых разных обликов и профессий. Закончилось всё совместным танцем с шариками и печеньками для зрителей. Было очень весело. Хотелось бы где-то повторить эту постановку. Я просто выросла в Филадельфии, поэтому в этом городе мне удалось задействовать профессиональных танцовщиков. А в других городах, где мы это показывали, были уже обычные люди. Главный вопрос, на который должно было дать ответ это выступление: что такое танец? Мы хотели, чтобы зрители не просто сидели отчужденно, а были по-настоящему увлечены выступлением. С каждым разом наши выступления становились всё экстравагантнее. Во всех моих работах есть юмор, и легкость. Я надеюсь, что все зрители увидят в моих работах и серьёзное содержание, но я лишь слегка касаюсь серьёзных тем.

— Всегда ли придуманная Вами идея для танца не совпадает с её сценическим воплощением?

— Есть хореографы, для которых важно заранее всё просчитать – это в основном мужской тип мышления. Это не про меня. У меня вообще нет плана. Для меня важно лишь одно: кто этот человек рядом со мной. В соло моя задача — продемонстрировать, что возможно сделать с обручем. Со временем любая из моих работ может измениться под влиянием самых разных факторов. Я уже говорила, что обруч это своего рода барьер. В 2009 году я участвовала в одном проекте в Нидерландах, у меня было свободное время и меня попросили сделать что-нибудь с обручем. Я там чувствовала себя так одиноко, что иногда даже казалось, что обруч — это мой единственный друг (смеётся). Становилось даже грустно, думая об этом. То есть я не планировала сделать соло об одиночестве, это произошло само собой, что тема одиночества в этой работе проявилась.

— Воспринимаете ли Вы тело как инструмент коммуникации с аудиторией?

— Да, конечно. Как сейчас мы с Вами разговариваем, так и во время выступления зритель считывает наши движения, выражение лица. Мне кажется, каждый может научиться читать такие «телесные послания». Ещё очень важно понимать ритм, также как и музыку. Тело – это наш медиум. Мы, танцовщики, всё транслируем через наше тело. В постановке «Show No Show», например, мы ещё используем голос, который тоже в какой-то степени можно сказать «часть» тела.

— Какие Ваши любимые книги и что вы читаете прямо сейчас?

— Прямо сейчас я читаю «Войну и мир». Первый эпилог почти закончила. Недавно прочитала первые две книги норвежского автора Карла Уве Кнаусгорда из серии «Моя борьба», третью часть планирую читать (всего 6 книг). Сейчас он очень популярен в США. Также не так давно начала читать книгу «Аргонавты» Мэгги Нельсон. Ещё вернусь к ней, когда закончу «Войну и мир». Я завершаю работу над пятиминутным перформансом на основе этого романа Толстого.

— А какие фильмы Вы предпочитаете?

— К сожалению, в последнее время ничего хорошего не удалось посмотреть. Но мне нравятся некоторые телевизионные передачи, например «Запретные удовольствия» («Guilty Pleasures»). Я люблю Миранду Джулай, это перформер, у нее есть фильмы, наряду с перформансами, она также написала ряд книг. Еще мне очень нравится фильм «Роки».

— Кто из классиков современного танца Вас вдохновляет?

— Мне очень нравится Сюзанна Линке. Я участвовала в одной из ее постановок на компанию, в которой я танцевала, когда жила в Филадельфии. Сюзанна, , чтоб мы прочувствовали постановку, вдохновляла нас словами “Вы не женщины, вы львицы. Вы сразите всех мужчин наповал!” В Америке Сюзанну Линке знают немногие, многим знакома Марта Грэм. Некоторые считают, что ее техника устарела, я же считаю, что она все еще интересна. Если говорить о старом поколении, то нельзя не вспомнить про Тришу Браун и Мерса Каннингема. Также мне посчастливилось участвовать в проекте у Люсинды Чайлдс.

Фестиваль современного танца «Малоформатный» пройдет в Екатеринбурге с 26 по 28 августа. Более подробно познакомиться с программой фестиваля можно на сайте.

Беседовал: Руслан Хисамутдинов
Перевод: Екатерина Жаринова

Реклама