Арина Соловьева

Рисунок Анастасии Лебедевой
Рисунок Анастасии Лебедевой

Арина Соловьева с 2004 года участница танцевального проекта «Миграция» (г. Киров) и актриса «Театра на Спасской». В составе коллектива принимала участие в международном проекте «Интраданс», а также ряде танцевальных фестивалей таких, как «Цех» (Москва, Кострома), «Диверсия» (Кострома), «Малоформатный» (Екатеринбург), «ZDвиг» (Киров) и др.

Библиотека им. А. И. Герцена
30 января 19:30

Соло «Вальсок» 20 мин.

Автор и исполнитель: Арина Соловьева
Музыка: Роман Цепелев
Премьера состоялась в декабре 2012 в «Театре на Спасской» (г. Киров)

Спасибо за поддержку Ирине Брежневой

Диагноз: расстройство времени и пространства на почве литературной зависимости

«Здравствуйте, доктор!
К сожалению я не могла прочитать Ваше письмо, потому что как только я читаю буквы — то всё теряет смысл. Я могу начать читать газетный заголовок в среду, а когда подниму глаза — уже суббота. Если это большой роман, то я могу очнуться через несколько лет. Когда я читаю стихи, то время идет в обратную сторону. Однажды я села в метро, открыла Цветаеву, когда закрыла книгу, то оказалась в двадцатых годах прошлого века, когда метро вообще еще не было.
Понимаете, буквы владеют моим временем, как вы владеете своими руками. Но кажется, я знаю способ. Я напишу свою книгу. Я загоню буквы обратно в алфавит, а секунды в табло циферблата.»
10.01.2104 год

«Эта сольная работа показывала процесс чтения и восприятия прочитанного как интенсивную внутреннюю борьбу. В центре внимания находилась девушка в легком белом одеянии. Интимность обстановки, невинность и, одновременно, эротизм героини вызывали в памяти Татьяну Ларину в сцене, где она пишет письмо Онегину. Она выглядела так, как будто решила немного почитать перед сном. Но ситуация была доведена до абсурда: девушка стояла в напряженной позе на стопе книг, одной из многих, загромоздивших пространство комнаты. Старые книги как будто угрожали ей, готовясь к нападению. Кто кого? Затем последовали энергичные взаимодействия женского персонажа и книг, одушевленных игрой света и человеческим присутствием.

В истории, рассказанной пластическими средствами, присутствовал конфликт, сопротивление читающего тексту. Однако части истории следовали в произвольном порядке, как в постмодернистском романе. Приведем одну из бесконечного множества интерпретаций «танца с книгами».

Личность каждого из нас, наш жизненный сценарий формируют усвоенные в раннем возрасте истории. Но чью жизнь мы проживаем, находясь внутри такой истории? Неосознанно становясь героем чужого повествования, мы не живем своей жизнью, а всего лишь следуем предписанным извне поворотам сюжета. Перформанс зримо представил коллизии отношений между героем, читателем и обобщенным образом автора подобного жизненного сценария. Безликий, но тем более зловещий, автор метонимически присутствовал в грудах потрепанных томов, «вальсировавших» вместе с человеческим персонажем.

Напомним, что с точки зрения литературоведа и философа Ролана Барта так называемая «смерть автора», то есть максимальное удаление его личности из текста, способствует восстановлению в правах читателя как равноправного творца литературного произведения. В данном случае — и героя. Так как, если герой превратится в читателя и осмыслит историю своей жизни, законы сюжета потеряют над ним власть.» А. Новеченок «Танец вокруг текста или поздно вечером в библиотеке.» | Гений места

Реклама